Назад дороги нет: только в горы! Интервью с Ириной Галай и Александром Прохоренко

Эльбрус, высота 5642 м
Эльбрус, высота 5642 м

Путешествия – это, пожалуй, одна из самых многогранных сфер нашего бытия: никогда не знаешь точно, когда и в какой форме они тебя настигнут, но при этом всегда держишь душу открытой для новых эмоций. Экстремальные путешествия – это вообще наркотик! Попробовав раз, редко сможешь отказать себе в нем в дальнейшем. Шеф-редактор Chance Виктория Белая пообщалась с людьми, знающими об этом не понаслышке, – альпинистами Ириной Галай и Александром Прохоренко. Ирина – первая украинка, покорившая Эверест, Александр – человек, который бросил вызов самому себе. За их плечами – всегда тяжелый рюкзак. Их не пугают ни снега, ни опасность многотысячников. Ведь эти сложности – ничто по сравнению с тем приятным волнением, когда видишь мир с высоты.

– В первую очередь расскажите, как у вас возникли идея, желание и стремление заниматься альпинизмом?
Ирина: – Сколько я себя помню в зрелом возрасте, я всегда понимала, что мне чего-то не хватает. Я никак не могла найти себе какое-то увлечение и спорт по душе. Мне хотелось, чтобы это занятие меня всю заряжало, чтобы я ощущала радостную дрожь от этого. В то время я работала в компании Shell и занималась ценообразованием на АЗС, поэтому свободного времени у меня не было совсем – я сидела круглосуточно в офисе.
И однажды, совершенно случайно из-за спора с сотрудником, я оказалась в горах. Мне кажется, это было как-то задумано свыше, чтобы я это все прочувствовала. Первый поход был именно настоящим: большой рюкзак, неудобная обувь, непонятно какая одежда. Я не готовилась тогда к восхождению – просто пришла в магазин и купила то, что мне дали. Мне было некомфортно и неудобно. Помню свою первую ночь в горах – я была в полном шоке! У меня болели ноги, мне мешал рюкзак, меня раздражали люди… И при этом я понимала, что мне это нравится, что я от этого получаю удовольствие!
Это первое восхождение стало для меня чем-то особенным. Да, я очень устала, это было нелегко, но я буквально летала – настолько мне было хорошо. Меня переполняла энергия! Я вернулась в Киев и поняла, что больше не смогу жить как прежде – мне нужен альпинизм. Я начала читать, изучать все, что есть по этой теме, искать новые маршруты. Я такой человек – если мне что-то нравится, я должна довести это до сумасшедшего абсурда, с головой уйти в это.

– То есть это не мечта детства, а осознанный выбор?
Ирина: – Конечно. Я даже не знала, что такое бывает: поднимаешься в августе на Казбек, а там снег лежит. А я обожаю снег, ведь с детства увлекалась горнолыжными видами спорта, несмотря на переломы и холод, это именно мое. Кроме того, мне так понравилось снаряжение – карабины, ледоруб, кошки, – с этим всем так интересно работать.

Монблан, высота 4810 м
Монблан, высота 4810 м

– А вы, Александр?
Александр: – У меня другая история. Я всегда любил путешествовать и делал это не для того, чтобы убежать от жизни, а чтобы жизнь не убежала от меня. Обычно люди хотят расслабиться или вырваться из рутины дней. Я же, наоборот, всегда себя находил именно в путешествиях. Одно время я часто ездил в Грузию – я пытался там построить бизнес, у меня там было много друзей, новый опыт. Я открыл Грузию для себя с новой стороны – это край радушия и гостеприимства, где люди принимают тебя с открытой душой. Путешествуя по стране, я не раз видел Казбек. И каждый раз я смотрел на него, как на космос – есть люди, которые туда летают, но это точно не ты, от тебя это очень далеко… И вот как-то раз в спортклубе мой знакомый говорит мне: «А ты знаешь, что тут есть одна девочка, которая, кстати, с тобой в одной группе по кроссфит, – она поднялась на Казбек». Я, конечно, невероятно удивился: быть того не может – никакая девочка не осилит этот путь и холод! А мне говорят, мол, нет, это правда, есть такая Ирина Галай. В фитнес-баре я подошел к ней, поздоровался, спросил: «Чего молчим?» (Улыбается.) Завязался разговор, и с тех пор мы четыре года дружим. Таким образом, мой альпинизм начался именно с Ирины Галай. Я подумал, что если девушка это выдерживает, то и я смогу.

– И вы сразу решились?
Александр: – Не совсем. Я сказал «да» этому виду спорта, но все равно еще не решался на этот шаг; для этого мне понадобилось еще три года. Я несколько раз приезжал в Грузию, смотрел на Казбек с разных сторон, пока не увидел его именно с той, с которой нужно видеть альпинисту. Тогда я решил, что готов, почувствовав этот невероятный магнетизм. Я собрал группу, и мы пошли. Я не понимал, куда иду, но ощущал, что мне это нравится – экстрим, сам характер этого всего. Ведь тут есть еще один нюанс – не зря ведь говорят: «Хочешь узнать, какой человек на самом деле, возьми его в горы». И это чистейшая правда –
люди срывают свои маски, проявляют настоящую сущность… Словом, спустившись с Казбека, я захотел еще. Потом я увидел Маттерхорн (вершина в Пеннинских Альпах. – Ред.), и с ним была та же история: сначала я был уверен, что это не для меня, но в этом году я на нее поднялся и понял, что ничего невозможного нет.

– Как вы считаете, для того чтобы подниматься в горы, в первую очередь должна быть устойчивость физическая или все-таки моральная?
Ирина: – Моральная, однозначно. Потому что я встречала много людей, у которых отличная физическая подготовка, но вот в горах у них ничего не складывалось. Бывало, вроде бы ничего не предвещало сложностей – и спортсмен, и марафонец, и Ironman, – а вот даже на такую простенькую вершину как Охос, самый высокий вулкан в Чили, зайти не может. Чего-то человеку, видимо, не хватает. Но тут есть еще фактор
горной болезни, которая может остановить человека в горах в любой момент, и он никак с этим бороться не сможет, ведь ему нужна правильная акклиматизация. Это очень индивидуально.
Александр: – Но бывает и наоборот. Когда человек физически не очень силен, но на волне вдохновения и поднимался, и спускался, и все было хорошо. Это все только в голове.

Эверест, высота 8848 м
Эверест, высота 8848 м

– Если говорить о физической стороне, то должна ведь быть какая-то специальная подготовка? Не может же человек просто заниматься в спортклубе и пойти покорять горы?
Ирина: – Почему же! Может. Тут надо просто походить по горам и понять, чего тебе не хватает.
Александр: – Да, важно в первую очередь определить свои слабые стороны, чтобы подтянуть их, поработать над ними.
Ирина: – Например, собираюсь я на какую-то гору. Я знаю, что на мне будут горные ботинки, каждый из которых весит по два с половиной килограмма. Что я делаю? Я надеваю на ноги грузы с таким же весом и иду на тренажер «Ступеньки», чтобы потом не было шока.

– Какая была у вас подготовка перед вашим первым восхождением?
Александр: – Ира никак особо не готовилась. (Улыбается.) А я работал над выносливостью: много бегал, ходил на бокс. Очень важно правильно разрабатывать выносливость легких, ведь им предстоит много работать и мало отдыхать.

Ирина: – В горах очень мало кислорода, и ты должен быть к этому готов.

Александр: – Да, кислород там разряжен, и не получается полноценно его потреблять. Я, например, не могу спать в горах именно потому, что не могу нормально дышать во сне. Ко всему надо быть готовым: к горной болезни, например, потому что она может настигнуть кого угодно.

– А что это такое – горная болезнь?
Ирина: – Это болезнь, у которой очень много симптомов – от отеков ног до отеков легких и гипоксии, что может привести к фатальному исходу.

Александр: – В горах все твои слабые физические стороны моментально напомнят о себе в десятикратном размере. Если где-то у тебя что-то болело (почки, колено) или был гайморит, это все о себе напомнит.

Ирина: – Совершенно верно. Необходимо с большой ответственностью относиться к своему здоровью. Вы должны все вылечить до похода, иначе в горах будет только хуже. Если человек заболевает на Эвересте, он не вылечится. Высота – более пяти тысяч метров, а значит, никакие таблетки не подействуют. Нужно будет спуститься ниже, вылечиться и потом только вернуться обратно. Так что важно постоянно следить за своим иммунитетом.

- Закаляетесь?
Ирина: – Конечно, каждый день. Холодный душ с утра очень помогает быть устойчивой к холоду.

– Если человек вдруг захотел зайти на гору, куда ему обращаться? Есть специальные турфирмы, которые продают туры по восхождению, или нужно самому искать себе компанию и планировать маршрут?
Ирина: – Я категорически против групповых восхождений, потому что у меня есть негативный опыт. Чем дальше, тем больше я читаю страшных отзывов о том, как собираются три гида и двадцать человек, и начинается путь. На каком-то этапе человек улетает – срывается, а все идут дальше, и никто на это никак не реагирует, его спасают совершенно посторонние люди. В таких групповых турах наблюдается халатное отношение ко всему процессу.

– В таком случае как же лучше это сделать?
Александр: – На самом деле есть стоящие компании. Их сейчас немного, но их количество активно увеличивается. Есть ассоциации гидов, кто-то из них отделяется, создает свою компанию, поэтому этот процесс динамичный. Есть украинские гиды, которые занимаются организацией поездок и досугом на горе, бронируют жилье и отвечают за безопасность. Но перед восхождением вы подписываете бумаги, что за себя вы отвечаете сами. Есть местные гиды в регионах при определенной горе, например, в Шамани, у Монблана – можно обратиться к ним.
Ирина: – Я уже выбираю гида под себя и свои потребности и другим советую руководствоваться именно этим принципом. Есть гиды, которые ходят очень медленно, а есть такие, за которыми еле успеваешь.
Когда я иду с кем-то, я узнаю, насколько быстро ходит этот человек.
Кроме того, количество человек в группе должно быть минимальное, чтобы никто никого не догонял и не ждал. Поэтому я легко могу отказать человеку, который хочет идти со мной. Это опасность – нужно учитывать, что мы все рискуем жизнью. И если вдруг поднимется какой-то ураган, у нас просто не будет времени объяснять, мол, бери вот эту веревку и куда-то ее привязывай. Опыт здесь крайне важен.

- А бывали такие случаи, когда приходилось экстренно себя спасать?
Ирина: – Конечно, почти на каждой вершине. Это горы, это всегда опасность. Потому это так интересно. (Улыбается.)
– А бывало так, что вы жалели, что вообще за это взялись?
Ирина: – Еще бы! Буквально недавно я висела на страховке и рыдала – мне было так холодно, так плохо, я кричала и ругалась на чем свет стоит: «Да пропади оно все пропадом! Больше никогда не пойду в горы, не надо оно мне вообще!». Понятное дело, потом ты успокаиваешься и идешь дальше. Это эмоции и нервы. Причем как твои собственные, так и твоих родных и близких – они же невероятно волнуются!

Денали (до 2015 года Мак-Кинли), высота 6194 м
Денали (до 2015 года Мак-Кинли), высота 6194 м

– У вас есть дети?
Ирина: – Нет, пока нет. Наверное, это то единственное, что могло бы меня остановить. (Улыбается.)

- А вторые половинки не думали подключить к своему хобби? Подниматься на гору вместе?
Ирина: – О, этого делать не стоит.
Александр: – Мне один гид очень мудро пояснил почему. Если
ты возьмешь свою жену в горы, ты будешь постоянно тревожиться – все ли с ней в порядке, как она себя чувствует и так далее. Твои мысли будут только об этом! Это и так отвлекает, а вот если ты еще и гид, то это вдвойне опасно – ты ведь должен быть сосредоточен на безопасности своих клиентов! И, конечно же, помнить о своей безопасности.

– Как обстоит дело с горным лагерем? Где вы останавливаетесь? Могут ли любители luxury-отдыха найти что-то на свой вкус?
Александр: – Эти места чаще всего называются приюты. И они все различаются между собой в зависимости от региона, в котором находятся. Например, у Монблана приюты обустроены на очень высоком уровне – на сооружение одного такого приюта ушло свыше 30 миллионов евро. И для альпинистов это на самом деле luxury: туалет на этаже, двуспальные кровати. Там не номера, и даже не комнаты – это секции на 10 человек. Да, ты слышишь, как кто-то сопит, кто-то ходит, но вспоминая, например, похожий приют на метеостанции в Грузии, где все покрыто грибком и вообще находится в жутком состоянии, ты понимаешь, как тебе повезло. Да и вообще, как по мне, любой лагерь – это лучше, чем палатка.

– А если захочет зайти на гору какой-то миллионер?
Ирина: – Абрамович уже заходил, но не зашел. (Смеется.) Он ведь как думал – прилетит, его на вертолете доставят на гору, там он поживет в симпатичной гостинице, и все будет хорошо. Но случилось иначе. Его доставили к горе, завели в палатку и сказали: «Сейчас начнем подниматься». А ему стало плохо из-за акклиматизации – ее надо наращивать постепенно, собственно, поднимаясь с подножья горы. Поэтому его отвезли обратно, и на этом его история закончилась. В этих условиях неважно, сколько у тебя денег. В горах все равны. Кстати, когда ты там понимаешь, что деньги ничего не решают, то и тут, в обычной жизни, по-другому на начинаешь смотреть на это.

- Когда вы возвращаетесь с очередной вершины, вам нужно время, чтобы восстановиться? Вы чувствуете усталость?
Ирина: – Нет, наоборот, все по-другому.
Александр: – Да, это точно – ощущается невероятный прилив энергии. Я был этому невероятно удивлен, но это так!
Ирина: – Я недавно думала об этом – как эта горная концепция применима в обычной жизни. У тебя есть вершина – цель, и ты медленно, но уверенно на нее взбираешься, чтобы достичь ее. Ты начинаешь учитывать все нюансы, потому что горы учат тебя быть предельно внимательным ко всем деталям, начиная от носков, заканчивая погодой. Благодаря этому ты идешь быстрее и достигаешь своей вершины.
И поэтому появляется этот заряд энергии и сумасшедший адреналин вместо усталости – ты рад тому, что выполнил задачу.

– Помимо физических ощущений, что вы еще испытываете по возвращении с восхождения?
Александр: – Горы очищают. До того как попадаешь туда, чувствуешь себя словно компьютер, в котором открыто много папок, окон, все зависает, диспетчер задач перегружен, а корзина переполнена. Так вот, после того как побывал в горах, возникает ощущение, будто ты очистился.
Горы помогают тебе расставить приоритеты – что на самом деле имеет значение, а что нет. Ведь бывает так, что ты можешь беспокоиться изза чего-то, переживать, а, побывав в горах, смотришь на это совершенно по-другому – ты теперь понимаешь, что не так уж это и важно. После восхождения происходит переоценка ценностей и приходит осознание того, что ты проживаешь настоящую жизнь.

– Наверное, постоянно хочется повышать градус? Именно так в списке альпинистов появляется Эверест?
Ирина: – Эверест – это на самом деле не самое большое достижение альпиниста. Да, это самая высокая точка планеты, но вовсе не самая тяжелая по восхождению. Что касается меня, то я просто хотела стать первой украинкой, покорившей Эверест. Именно поэтому я решила ускориться – я знала, что у меня есть конкурентка. Это была гонка, и я ее выиграла. Мы с гидом проработали отличный план – благодаря своей отличной физической подготовке я могла спокойно играть днями, спать как убитая и есть все что угодно. А конкурентке моей стало плохо, ее гид отправил вниз, в то время как я была уже наверху. Вот такая история. А так я бы об Эвересте и не думала – это очень дорого, и, на мой взгляд, бессмысленно – есть горы поинтереснее.

23627290_10207974276673525_337691232_o

– Сколько это стоит?
Ирина: – 50 000 тысяч долларов – это самая дорогостоящая вершина из-за своей высоты. Эту сумму ты платишь принимающей компании в Непале, как за путевку в Турцию. Туда входит еда, транспорт, гид. Экипировка и снаряжение сюда не входят – это еще около 10 000 евро, потому что там невероятно холодно, и снаряжение для обычных гор не подойдет. В общем, с таким «скафандром» ты весишь килограммов восемьдесят, и с таким всем нужно идти в гору.

– При этой тяжести вы еще берете с собой косметичку? Для чего она нужна, и что в ней находится?
Ирина: – Вот представьте себе: вы на морозе минус сорок. Плюс ветер холодный и ультрафиолет сумасшедший. Три самых опасных для женской кожи фактора. Поэтому я всегда беру с собой дневной и ночной крем, а также питательную маску, чтобы задержать влагу. В последнем путешествии я обморозила кожу, и меня всю обсыпало не из-за того, что я не взяла с собой косметичку, а потому что было настолько холодно, что даже воспользоваться этим всем нельзя было.

– Что еще нужно взять с собой в горы?
Ирина: – Зубную щетку, маленький дезодорант-спрей (другой просто замерзнет), влажные салфетки, но и те, правда, могут замерзнуть.

- Какие у вас планы?
Ирина: - Алпамайо в Перу. Это большая ледяная стена. И мы будем восходить на нее методом ледолазанья – при помощи двух ледорубов. Это будет невероятно красиво! Я общалась с людьми, которые там были, и видела видео с восхождения – этот огонь в глазах ни с чем не сравним.

– Вы вообще отдыхаете, как обычные люди? Летаете в теплые края? Какие ваши любимые курорты?
Александр: – Италия. Там есть все: горы, еда, вино. Очень люблю Червино. У меня есть родственники во Флоренции, поэтому я часто там бываю, и мне не надоедает.
Ирина: – А я все люблю. Улетела, например, я в Таиланд. Посмотрела, что там рядом Камбоджа и Мьянма. Сделала визу, на два дня уехала туда и вернулась. Пассивный отдых – это не мое.

– Какие книги и фильмы об альпинизме вы бы могли посоветовать?
Ирина: – Все книги Райнхольда Месснера – они просто сумасшедшие! Это человек, который в одиночку, без кислорода, поднялся на все восьмитысячники. То, как он пишет, как переживает эмоциональный стресс в горах, просто потрясает. Ему как-то удается воздействовать на государство, что ему разрешают заходить даже
на те горы, на которые запрещено. Ты читаешь и понимаешь, что человек способен на такое, о чем мы даже и подумать не можем. А фильмы, пожалуй, лучше смотреть документальные.

Добавить комментарий

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>